Русский   |   English
argamak

+7 (909) 765 88 69

a.klimuk@rambler.ru

stallions
mares
in-training
youngstock

 Публицистика 

12.05.2006  Владимир Петрович Шамборант

 

17 сентября 2006 исполнится 97 лет со дня рождения В.П.Шамборанта – самого значительного, по-нашему мнению, селекционера чистокровной ахалтекинской породы лошадей XXвека. Вряд ли найдется сейчас хоть одна выдающаяся ахалтекинская лошадь, к предкам которой не имел бы отношения этот гениальный человек.

            Родился Владимир Петрович Шамборант в Москве в семье обрусевшего потомка знатного французского рода графа Петра Шамборанта. Семья жила довольно скромно, из-за отказа участвовать в разгоне студенческой демонстрации гусарский корнет. П.Шамборант был уволен в отставку, длившуюся до первой мировой войны, во время которой он вновь был призван в действующую армию. Сделанная во время отпуска с фронта фотография отца сопровождала сына всю жизнь, также как и переданная по наследству любовь к лошадям.

            Лошади стали для Владимира самым интересным предметом с детских лет. Боевой конь отца, рысаки и скакуны на ипподроме, лошади московских извозчиков, с многими из которых он дружил.

            Революция и гражданская война, слава Богу, прошли для семьи Шамботанта без потерь, бывший царский офицер П.Шамборант в числе тысяч «военспецов» был призван в Красную Армию и по окончании войны стал работать ремонтером, то есть заниматься приобретением лошадей для армии. Естественно, все коневодческие мероприятия того времени проходили с его участием. И всегда рядом с ним был его сын. Как вспоминал Владимир Петрович, его отец брал его с собой на ипподром и на каждую выводку, но, чтобы он не мешал взрослым, очерчивал на земли круг, внутри которого он должен был всё время находится, привыкая к дисциплине.

            Во время одной из таких выводок В.П.Шамборант увидел первую ахалтекинскую лошадь. Это был не кто иной, как знаменитый Меле Куш(Бойноу – Ораз Нияз Карадашли). Во время первой послереволюционной Всероссийской выставки в 1923 году, этот изумительно породный золотисто-буланый красавец собирал на выводке тысячи зрителей.

            Они были ровесниками – Меле Куш и Владимир Шамборант. Первый из них был на вершине славы, которой мог достич ахалтекинский скакун и производитель, он был любимцем всей Туркмении, его кличка стала символом породы. Второй, 14-летний мальчик, только входил во взрослый мирю. Встреча с Меле кушем не прошла для Владимира Шамборанта бесследной, она явно осталась у него в подсознании.

            До следующей встречи с ахалтекинцами прошло достаточно много времени. Уже будучи студентом Московского зоотехнического института коневодства он приехал на практику в Ашхабадский конный завод. Как он сам вспоминал, ему не хотелось выходить из денниа первого же ахалтекинца, к которому он зашел, золотисто-рыжего Беледжика, сына Бек Назар Дора. А рядом стояли другие, не хуже.

            Эта практика в Ашхабадском конном заводе позволила ему как следует изучить породу. Помогли ему в этом начкон Николенко Л.В. (Николенко Лавр Львович – владелец поместья, в котором расположен конный завод «Восход») и замечательные туркменские коневоды и тренеры – Анна Гули, Халми, Агишан и другие. Интересно, что основной селекционный признак текинских коневодов – селекция на тип и резвость, стал впоследствии основным и для самого В.П.Шамборанта.

            Конечно, племенной состав Ашхабадского завода в то время был великолепен. Среди маточного табуна выделялись дочери Меле Куша, Топор Бая, Бек Назар Дора и Эверды Телеке, а среди производителей – сам Эверды Телеке и Хаджи Бай.

            После окончания института, перед войной, В.П.Шамборант работал в Московской сельскохозяйственной академии им.К.А.Тимирязева, на учебно-опытной конюшне. Когда началась война, то весь коллектив конюшни на своих лошадях ушел на фронт защищать Москву от фашистов. В одном из боев в 1941 году В.П.Шамборант был тяжело ранен, долго болел и вышел из госпиталя инвалидом. Казалось, активная жизнь закончилась. Но тут-то и проявилось исключительные жизнелюбие и стойкость В.П.Шамборанта, которые так поражали и восхищали всех, знавших Владимира Петровича. Активная творческая жизнь только начиналась.

 Поступив на работу в Главное управление коневодства и коннозаводства В.П.Шамборант снова начинает работать с любимой породой. Сначала это были командировки в Туркмению и Джамбульский конный завод. Затем подборы для заводов и приобретение для Джамбула гнедого Юлдуза,1934 г.р.(Дор Сашли – Кара Кир). Как только в 1946 г. освободилась должность начкона в Ашхабадском конзаводе, Владимир Петровмч, не раздумывая, переехал в Туркмению. По сравнению с 30-ми годами дела в Ашхабадском конзаводе были гораздо хуже. Значительную часть производящего состава занимали лошади с английской кровью в третьем, четвертом и даже во втором поколении. Селекция на тип и резвость уступила место селекции только на резвость при не очень хорошем кормлении. Продукция завода по всем показателям уступала продукции колхозных племенных ферм и Джамбульского конзавода.

Первым делом В.П.Шамборант «изгнал» из завода, как он сам говорил «английскую кровь», заменил жеребцов-производителей, выранжировал часть маток. Для пополнения состава из Джамбульского конного завода были завезены жеребец Факир Сулу, гнедой 1935 г.р.(Случай – Фирюза) и группа чистокровных ахалтекинских кобыл. В Туркмении для завода был приобретен отличный скакун Кир Сакар, сер., 1936 г.р.(Алгыр – Айден).

Не всеми приветствовались эти меры, одним не нравился Факир Сулу, другим – строгость Шамборанта в отношении чистоты происхождения. Но уже в первых ставках были получены жеребята, подтверждавшие правильность выбранного Шамборантом  направления своим ярким ахалтекинским типом и высоким скаковым классом.

Ашхабадское землетрясение 1948 года стало трагедией для Туркмении. Пострадал и Ашхабадский конный завод. Но основное все же было сохранено, и в следующем, 1949 г., в Ашхабадском заводе родился знаменитый Гелишикли, кличка которого прошла через всю судьбу В.П.Шамборанта и стала символом его селекционных достижений.

В 1951 году родился Факир Пельван, а в 1952 г. – Кеймир, клички исключительные для всякого любителя и знатока ахалтекинских лошадей. Казалось, все идет хорошо, но наступившие вскоре политические перемены в стране оказались для коневодства губительнее стихийных бедствий. Новое руководство СССР решило, что лошади не нужны больше народному хозяйству. Местные власти рьяно стали проводить это положение в жизнь. Закрывались конные заводы, ликвидировались племенные фермы, тысячи прекрасных лошадей шли под нож. Решили ликвидировать и Ашхабадский конный завод. Должность начальника конной части, на которой работал В.П.Шамборант, была упразднена, и он вынужден был уехать из Туркмении. Это было для него сильнейшим потрясением. Его раздражали картины с изображением Бойноу и Факир Пельвана, висевшие у него на новой квартире, так как он считал, что ахалтекинская порода умерла.

Так оно бы и случилось, если бы не замечательные люди в это время в Министерстве сельского хозяйства. В первую очередь это Г.В.Нечипоренко, главный инспектор по коневодству Министерства.

Он опубликовал две статьи в защиту ахалтекинской лошади в журнале «Коневодство» и главное, во влиятельном журнале «Огонек». Одним из предложений Г.В.Нечипоренко была организация в одном из конных заводов России отделения по разведению ахалтекинских лошадей. Предложение было подтверждено начальником главного управления коневодства и коннозаводства МСХ РСФСР П,П,Парышевым. Сыграл свою роль, вероятно, и тот факт, что среди двух лошадей, подаренных в 1956 году королеве Великобритании один был ахалтекинцем ( замечательный внук Скака сын Меллека – Мелекуш) и привлек к себе большое внимание.

Итак, в 1957 году В.П. Шамборанту поручили закупить в Туркмении группу племенных ахалтекинских лошадей для Терского конного завода. Эта была нелегкая задача, Ашхабадский конзавод «лежал в руинах» в прямом и переносном смысле и сам нуждался в восстановлении. Решено было искать лошадей по колхозам, сохранившим ценнейший генофонд. В.П. Шамборант объездил все хозяйства, в которых были племенные лошади. Часто они находились в самых дальних точках колхозов, в горах или в пустыне. Как вспоминал В.П Шамборант, однажды, приехав в пустыне к колодцу, он увидел золотые пятна на песке. Через мгновение они исчезли. Это были золотистые ахалтекинские кобылы, умчавшиеся как ветер. Лишь раз в сутки они приходили к этому колодцу на водопой.

Второй интересный случай произошел в одном из колхозов Каахкинского района. Просмотрев весь состав и, не найдя ничего интересного, Шамборант обратил внимание на хромую кобылу под седлом табунщика. Впоследствии эта кобыла, гнедая Овган (Лачин – Сильфа) стала одной из лучших маток Терского конзавода.

Всего из Туркмении было выведено 52 ахалтекинские лошади, в том числе 3 жеребца-производителя – Факир Пельван, Таймаз и, немного позднее, Гелишикли.

Вместе с ними пришел в Терский конный завод начконом В.П. Шамборант. Перед конным заводом стояла задача наладить производство крупной, нарядной спортивной лошади с обязательным сохранением своеобразного породного типа и высоких скаковых и спортивных качеств..»Сочетание вычурности и утрированности потомков (линии – А.К.) Султан – Гули должно было послужить основой к созданию своего блесткого и нарядного типа ахалтекинской лошади в Терском конном заводе» (В.П. Шамборант)

Задача эта с блеском была выполнена. Рожденные и выращенные в Терском конном заводе лошади стали эталонами породы как по ярко выраженному типу – Юлдуз, Гундогар, Азат, Фантазия, Гульджахан; так и по скаковой работаспособности – Опал, Посман, Калтаман, Аметист; так и по спортивным результатам – Пентели, Гокнар, Посман.

В начале 70-х годов, на пике успехов ахалтекинского отделения Терского конного завода совершенно необоснованно в управлении конных заводов было решено это отделение перевести в другое место, якобы для того, чтобы оно не мешало развитию арабского отделения Терского завода. Не будем подробно опровергать это утверждение, скажем только, что В.П. Шамборант («арабы» в Терском заводе были в его ведении) был автором таких арабских лошадей как Набег, Килиманджаро, Пирит, Палас, Момент, Натурщица, Карта, Песня и многие другие.

Но тем не менее ахалтекинские лошади из Терского конзавода были переведены в Дагестан. Это случилось в 1971 году. Для В.П. Шамборанта не было вопросом, оставаться в Терском заводе. Или уехать вместе с ахалтекинцами. Без всякого сомнения он уехал. А ведь было ему в это время уже за 60 лет.

На новом месте не было ни условий, ни традиций племенного коннозаводства. Все пришлось создавать на пустом месте. Лишь настойчивостью, исключительной работоспособностью терпением, любовью к ахалтекинским лошади, можно объяснить тот факт, что Дагестанский конный завод был В.П. Шамборантом создан. Причем требования к селекции отнюдь не были снижены. Для освежения крови в Туркмении был куплен замечательный жеребей Сере, который вместе с приведенными из Терского конзавода жеребцами во главе с Юлдузом определили будущую селекционную работу.

Лучшие лошади, рожденные и выращенные в Дагестане достойно продолжили ряд выдающихся селекционных достижений В.П. Шамборанта. К ним можно отнести: Адата, Халифа, Дагестана, Айлара, Омара, Айгытли, Ясмана Гайсана, Дербента, Маю, Михманли и многих других.

В.П. Шамборант буквально «заражал» окружающих своей любовью к лошадям. Вокруг него в Дагестане сформировался круг учеников, в основном молодых людей, которым он бескорыстно передавал свои знания.

С начала 80-х годов на основе выведенных из Дагестанского конзавода лошадей, в России были созданы новые конные заводы по разведению ахалтекинских лошадей. В основном они создавались именно учениками В.П. Шамборанта и при его непосредственном участии. Уже будучи на пенсии в преклонном возрасте он не прерывал своей связи с любимым делом. Для его учеников ничто не имело большего значения при оценке ахалтекинских лошадей, чем мнение В.П. Шамборанта. Надо было видеть тот молодой блеск в глазах, который загорался у него при виде хорошей ахалтекинской лошади.

Нам, его ученикам и друзьям, сейчас его очень не хватает.

 

А.Климук