Русский   |   English
argamak

+7 (909) 765 88 69

a.klimuk@rambler.ru

stallions
mares
in-training
youngstock

 Публицистика 

12.05.2011  Ахалтеке – последние капли из первоисточника

 

 «Холодная война» и «железный занавес», отгородившие шестую часть мира, нанесли огромный ущерб как Востоку, так и Западу, в том числе и в области коневодства. Так получилось, что древнейшую чистокровную породу лошадей, начало начал в культурном коннозаводстве мира, любители лошадей за пределами «Российской империи» заново открывают лишь сейчас. Её название – АХАЛТЕКЕ – происходит от создавшего её племени «Теке» и оазиса «Ахал», расположенного в предгорьях Копет-Дага на юге Туркменистана.

История породы также самобытно и неповторима, как самобытна и неповторима своеобразная красота ахалтекинского скакуна. Сохранившиеся описания и изображения рисуют нам, уже к концу III-го началу II-го тысячелетия до н.э. среднеазиатских коней сухими и стройными, с высоко поставленной шеей, лёгкой головой, преимущественно золотистой масти. Видимо уже дикий предок ахалтекинской лошади значительно отличался от дошедшей до нас лошади Пржевальского и сравнительно недавно исчезнувшего тарпана. Сухой континентальный климат Средней Азии с малоснежными зимами, обширные пастбища высокоценных трав (Средняя Азия – родина люцерны!) способствовали формированию относительно крупной быстрой лошади, менее зависимой от способности накапливать жир для суровой зимы, имеющей решающее значение в борьбе за существование в более северных степях.

Из знаменитых своих коневодством среднеазиатских стран с древнейших времен были известны Хуталь, «золотистоконная» Бактрия, но особенно – страна массагетов, народа, жившего непосредственно на территории Туркмении. По Геродоту массагеты обладали самыми лучшими лошадьми и уже в те времена эти лошади оказывали улучшающее влияние на коневодство близких и далёких стран. Персидский царь Камбиз, завоевавший с помощью массагетской конницы Египет, оставил часть её в качестве оккупационных отрядов. По-видимому, донгольская лошадь Северной Африки имеет в себе не мало крови оставшихся в Египте массагетских скакунов. Явное экстерьерное сходство донгольской лошади с ахалтекинской просматриваются до сих пор.

Китайские императоры также понимали кое-что в лошадях. За «небесными» и «божественными» среднеазиатскими скакунами «сыны неба» неоднократно посылали военные экспедиции. Старались не отстать от них и их северные соседи. Ярчайшее тому подтверждение – находка в вечной мерзлоте алтайских курганов (Пазырык) золотистых боевых коней в могиле скифского вождя.

Древние греки близко столкнулись со среднеазиатскими лошадьми в связи с нашествием персов. Лошади персидской конницы, лучшие отряды которой состояли из массагетов, намного превосходили греческих коней. И несколько позднее, во времена Александра Великого лучших коней он встретил опять в Средней Азии. Как писал летописец Александра: «Подобных им нет ни в какой стране мира».

Наследницей массагетских скакунов стала лошадь Парфии, страны, образованной после смерти македонского завоевателя на месте бывшего персидского царства. В период наибольшего могущества Парфия была серьёзным соперником Древнего Рима и наносила ему с помощью своей конницы ощутимые удары. Парфянские или ниссейские кони (по столице Парфии – Ниссе), судя по многочисленным описаниям античных авторов, имели уже ярко выраженный ахалтекинский тип.

«Кони Ниссеи превосходят всех своей красотою. Это кони, достойные могущественных вождей, прекрасные с виду, мягко выступающие под всадником, легко повинующиеся удилам, высоко несут они свою гордую голову и со славой реют в воздухе золотые их гривы» (Опиан, римский историк). Остаётся только добавить, что развалины Ниссы расположены в нескольких километрах от столицы современного ахалтекинского коневодства – Ашхабадского конного завода.

В VII – VIII веках в Среднюю Азию вторгаются арабы, захватившие уже Переднюю и Малую Азию. В числе их добычи особое значение представляли благородные среднеазиатские скакуны, которые позволили арабам создать свою сильную конницу и заложить основу собственного серьёзного разведения коней. До исламского периода верховым и боевым животным араба-бедуина был верблюд. Коран сохранил нам имена верблюдицы пророка, его мула, его осла, но не его лошади. Сказания о кобылах пророка, увы, не более чем позднейшие легенды.

Арабы, как и все последующие завоеватели, в первую очередь разграбили богатые и густонаселённые районы городов и плодородных долин. В то же время земли кочевников не представляли собой ничего заманчивого в глазах завоевателей, а борьба с кочевым населением, исчезавшим при появлении неприятеля, была затруднительна. Поэтому кочевым племенам – потомкам массагетов и парфян, объединенным ко времени распространения ислама под названием «туркмены», удалось сохранить ценнейший массив древней благородной среднеазиатской породы, а также коневодческие традиции.

На протяжении последнего тысячелетия всё азиатское коневодство складывалось под влиянием туркменских лошадей. Оно было так велико, что целый ряд известных в истории пород может рассматриваться как производные от туркменской. Это, прежде всего персидские и турецкие лошади, то есть лошади стран, соседних Туркмении. Много туркменских лошадей попадало и в Индию, в том числе и в новейшие времена. Так в 1905 – 1906 годах в эту страну было закуплено 214 ахалтекинских кобыл! В индийской породе «кахиавари» ахалтекинские черты, по моему мнению, являются преобладающими.

Подверглась повторному влиянию туркменских лошадей и арабская порода, особенно после переселения части туркменских племён на Ближний Восток. Под этим влиянием в арабской породе сформировался тип «муники» или «маанеги» (тип, но не линия или племя). Влияние туркменских лошадей на арабскую породу признали даже такие апологеты арабской лошади как К. Разван и Э. Шиле.

Выдающимся событием в истории мирового коннозаводства стало создание thoroughbred лошади. Почти все жеребцы и кобылы, послужившие основой для выведения этой породы, были восточного типа и происхождения. Их породную принадлежность сейчас невозможно установить, но очень многие из них были похожи на ахалтекинцев. Эта схожесть двух пород «вообще» поражала и поражает всех специалистов иппологов, впервые увидевших ахалтекинскую лошадь.

Попали ахалтекинские лошади и в другие страны Европы. Наибольшая память осталась о знаменитом Туркмен-Ати, сыгравшем такую большую роль в создании тракененской породы лошадей.

Мы знали бы об этом всём гораздо больше, если бы абсолютное большинство использованных в Европе «туркмен» не было скрыто под названием «восточная чистокровная» или «арабская».

Трудно переоценить роль и значение, которые имели туркменские лошади в коневодстве России, которых называли здесь тюркским словом «аргамак». С помощью ахалтекинцев были созданы донская, кабардинская, карабахская, карабаирская, русская верховая, орловская рысистая и другие породы. «Древние россияне любили сих лошадей безмерно… и потомкам надлежит оправдать их выбор» - писал в 1824 году первый русский иппологический еженедельник.

В мире нет более эффектной лошади, чем величественный ахалтекинец, гибкий и пружинистый, переливающийся золотом на солнце, плавно скользящий на рыси или стелющийся в галопе. Как писал знаменитый французский ипполог Е. Гайо: «Никакая лошадь не представляет такого сочетания длинных линий с такими видимыми признаками силы и высокой энергии. Европейцу он мог бы показаться слишком тонким и лёгким, но, внимательно присмотревшись к строению туркменского коня, находишь удивительную приспособленность к быстроте и сопротивлению. Какие рычаги, какие мускулы, сухожилия, ширина и объём сочленений!»

Голова у ахалтекинской лошади сухая и лёгкая с прямым профилем, глаза большие со своеобразным удлинённым разрезом. Уши длинные, прямо поставленные, часто серповидные и лирообразные. Шея длинная, высоко поставленная с широким длинным затылком, иногда с кадыком. Холка высокая, длинная, лопатка косая, грудь глубокая, но не широкая. Спина иногда удлинённая и мягковатая. Круп с длинной мускулатурой, часто спущенный. Ноги очень сухие, с выделяющимися сухожилиями и крепкими копытами. Величественная красота ахалтекинца подчёркивается тонкостью кожи, редкой гривой и хвостом, нарядностью масти, по разнообразию которой не может сравниться никакая другая порода. Особенно хороши золотисто-буланные, золотисто-соловые и золотисто-гнедые ахалтекинцы. Но не редки и другие масти – серая, вороная, рыжая, встречаются и изабелловые.

Из всех восточных пород ахалтекинские лошади издавна славились крупным ростом. Большинство выведенных в России в XIX веке жеребцов племени «теке» были крупнее 158 см в холке. Средние промеры современных ахалтекинцев у жеребцов 159-176-19,5 и у кобыл 158-176-19,3. Но это не предел генетических возможностей породы. При полном сохранении типа и других качеств чистокровный ахалтекинец может вырастать до 165 – 167 см в холке.

«Польза – вот лучшая красота туркменской лошади», - писал английский офицер Борне в середине XIX века. И действительно, примеры выносливости текинских лошадей очень впечатляющи.

Три ахалтекинских жеребца, подаренных хивинским ханом русскому генералу Ермолову были приведены из Хивы к Каспийскому морю на расстояние 1000 верст (1 верста = 1067 м) за семь дней, два дня из которых не видевши ни капли воды.

В 1935 году туркменские всадники прошли путь от Ашхабада до Москвы 4300 км за 84 дня. В 1988 году переход был повторён современными джигитами за 60 дней, но 3200 км.

Интересны результаты другого пробега, проведённого в 1945 году на дистанцию 500 км в г. Москве. В нём участвовали лошади восьми пород, в том числе арабской, донской, английской. Первое место занял ахалтекинец Тарлан, второе и третье – йомудские жеребцы Парахат и Кара Куш (Йомудская лошадь – это вторая порода Туркменистана, она близка по происхождению к ахалтекинцу, но разведение её было табунным, а отбор менее тщательным).

Пробеги всё более активно входят в современный конный спорт. Этот вид соревнований соответствует исторически сложившемуся характеру использования ахалтекинской лошади и должен приниматься во внимание в селекции.

Эволюция и искусственный отбор выработали у ахалтекинских лошадей наряду с выносливостью способность к исключительно резвому броску на короткой дистанции и способность быстро восстанавливать силы после напряжённой работы. Оценкой работоспособности ахалтекинской лошади всегда были скачки. В старые времена проводились они на короткую дистанцию, от 200 до 1000 метров, скакали на вызов по двое и победитель через полчаса снова готов был скакать. И так до 3 – 4 раз за день. Современные скачки проводятся по стандартной системе, принятой на ипподромах во всём мире на традиционных дистанциях от 1000 до 3200 метров и только в один гит. Скакать ахалтекинцы начинают в два года, кобылы скачут один – два сезона, а лучшие жеребцы и гораздо дольше. Испытания в скачках являются не главным критерием отбора, но очень важны в деле проверки сердца, лёгких, мускулатуры, связок, суставов и сухожилий. Никакой другой вид испытаний не даёт более точного ответа на эти вопросы.

«Спортивные» качества ахалтекинской породы – способность к выездке и прыжку, удивительно правильные, не утомительные для всадника движения были отмечены задолго до того, как спорт стал одним из ведущих направлений в коневодстве.

«…Они обладают поистине удивительными движениями, и размах ноги является очень большим… Широкие канавы берет эта лошадь незаметно для всадника…» (А. Вилькенс, 1885 год). «Лошади с маху, настильно и почти незаметно для всадника берут огромные препятствия – дувалы, канавы и широкие арыки вместе со значительными валами насыпных берегов…» (В. П. Колосовский, 1910 год). Восхищённый ахалтекинскими лошадьми управляющий Тракененом фон Эттинген писал: «Они имеют хороший шаг (никогда иноходь) и легкие и приятные движения из всех конских пород мира».

Благодаря своим высоким качествам малочисленная, почти реликтовая ахалтекинская порода смогла выделить победителей в конноспортивных соревнованиях самого высокого ранга. В первую очередь это вороной Абсент, 1952 гола рождения, чистокровный ахалтекинец, чемпион по высшей школе верховой езды Римской олимпиады, бронзовый и серебряный призёр соответственно олимпиад в Токио и Мехико. Абсент – вершина спортивных достижений ахалтекинской породы, но не случайность. Ежегодно в соревнованиях по выездке и конкуру появляются клички текинских лошадей очень высокого уровня. Кроме того, имеются прекрасные результаты в спорте у текино-тракененских, текино-ганноверских, текино-латвийских и у текино-английских лошадей. Древнейшая в мире порода стала неотъемлемой частью в современном спортивном коневодстве.

Ахалтекинская лошадь была создана при подворном разведении. Самый богатый текинец не имел более пяти лошадей, содержание на покупной люцерне и ячмене стоило очень дорого. Но и самый бедный должен был иметь боевого жеребца. Основным занятием туркменского племени «теке» была война, либо в качестве наёмников, либо в самостоятельных «аламанах» (набегах) на соседние народы. «Встал утром – посмотри на отца, нет отца – посмотри на коня», - так определяли туркмены – теке роль лошади в своей жизни. Преданность и привязанность к одному человеку выработана у ахалтекинских лошадей веками селекции, что создаёт в наши дни некоторые проблемы. Но при правильном подходе и, главное, достатке моциона эти лошади очень добронравны. Как писал ещё в 1882 году русский полковник Арцишевский: «Они до того кротки, что на них могли бы ездить не совсем смелые дамы».

Хотя у текинцев не было своей письменности, но они тщательно вели родословные своих лошадей устно, передавая их из поколения в поколение. В отличие от арабов, туркмены большое значение придавали отцовской стороне родословной и ездили только на жеребцах. В ахалтекинском коневодстве с античных времён существовал индивидуальный подбор, в том числе с применением инбридинга. К прославленным производителям, а их знал каждый туркмен, маток вели за сотни вёрст, не считаясь с затратами. Иногда сам владелец жеребца разъезжал по аулам и предоставлял его в случку, как это было со знаменитым Бек Назаром и его жеребцом Бек Назар Дором.

После присоединения Туркмении к России в 1882 году ахалтекинское коневодство попало в тяжёлый кризис. Аламаны были прекращены, и выращивание породистого коня не оправдывало себя экономически. Найти свое место в новых условиях и сохраниться ахалтекинцу помогли энтузиазм туркменских коневодов, фанатично преданных своей породе, а также деятельность основанной в 1897 году Закаспийской случной конюшни, выросшей затем в Ашхабадский конный завод.

В 1926 – 1927 годах государственная зоотехническая комиссия под руководством К. И. Горелова тщательно осмотрела всех ахалтекинских лошадей и записала их происхождение, что позволило начать выпуск племенных книг. Как показало исследование К. И. Горелова, ахалтекинская порода оказалась буквально пропитанной кровью Бойноу, свыше 90% ахалтекинских лошадей были его прямыми потомками. Роль и значение этого выдающегося жеребца сравнимы с ролью и значением родоначальника породы. Золотисто–буланый Бойноу был небольшим, но удивительно породным жеребцом. Он беспроигрышно скакал и обладал низкими скользящими движениями – «ходил, как змея». В настоящее время из восемнадцати линий в породе к Бойноу восходят четырнадцать, каждая современная лошадь имеет в своей родословной не менее десяти раз его кличку.

В настоящее время ахалтекинских лошадей разводят во всём мире, но тем не менее порода является очень малочисленной, в маточном составе породы всего около 1200 кобыл.

«Ахалтекинская лошадь – это первая чистокровная порода мира,…последние капли того источника чистой крови, с помощью которой было создано всё культурное коннозаводство… (В. В. Витт).



А. Климук