Русский   |   English
argamak

+7 (909) 765 88 69

a.klimuk@rambler.ru

stallions
mares
in-training
youngstock

 Публицистика 

12.05.2011  Мнение коннозаводчика

На официальном сайте «исполнительной дирекции и Селекционного центра Международной Ассоциации Ахалтекинского Коннозаводства (МААК) www.maakcenter.org уже довольно продолжительное время находится обращение к членам МААК по поводу Государственной Племенной Книги лошадей чистокровной ахалтекинской породы, подписанное Т. Н. Рябовой и Н. В. Абрамовой.

Некоторые моменты этого письма показались мне настолько сомнительными, что до получения дополнительных подтверждений я, честно говоря, не был уверен в авторстве уважаемой мной Т. Н. Рябовой.

Письмо начинается с того, что, по мнению авторов, «существует несколько версий происхождения ахалтекинской породы и, основываясь на них, не только Туркмены (которые, кстати, пришли на эту территорию и стали известны только в 8-9 веках нашей эры) могут называть эту породу своей национальной гордостью, но и узбеки, и казахи, и алтайцы, и русские». Далее по тексту авторы ещё раз замечают, что «текинец национальная гордость не только туркмен, но и казахов, и киргизов, и узбеков, и таджиков, и русских».

Если бы речь шла об ахалтекинских лошадях, выращенных в Узбекистане, в Казахстане, в России и добившихся значительных результатов на выставках, в скачках, в конном спорте или в племенном деле, то можно было бы согласиться с подобным утверждением. Да, Абсент является гордостью казахстанского коневодства и российского конного спорта, а Пентелли – гордость российского коневодства и украинского конного спорта.

Но в данном случае речь идёт о происхождении ахалтекинской лошади и о том, что пришлым откуда-то туркменам эта порода досталась только в 8-9 в. в. н. э. Хотя авторы обращения и упоминают выдающихся учёных, писавших об истории ахалтекинской породы (В. О. Витт, В. О. Липпинг, С. Н. Ковалевский, П. Н. Кулешов, П. А. Юрасов, С. В. Афанасьев, С. Н. Боголюбский и др.), то, судя по их высказываниям, может закрасться сомнение, а читали ли труды этих авторов Т. Н. Рябова и Н. В. Абрамова? Потому что, если бы они их читали, то наверняка знали бы, что туркменский народ является прямым потомком древнего среднеазиатского населения, массагетов, алан и парфян, славных своими прекрасными, лучшими в мире, лошадьми. А пришедшие в Среднюю Азию тюрки-огузы это лишь часть этногенеза туркменского народа. По своему антропоморфологическому облику и культурным традициям, в том числе коневодческим, туркмены в наибольшей степени сохранили особенности древнего населения Закаспия. Поэтому писать о том, что туркменам эта порода досталась от кого-то, совершенно неправильно.

Если авторы обращения имели в виду, что следы пребывания предков ахалтекинцев встречаются не только в Туркмении, но и на территории других стран и народов, то не следовало бы забывать, что за пределами Туркмении эта порода использовалась в первую очередь как верховой конь, а в племенной работе – как улучшатель. Даже там, где есть свидетельства долгого разведения таких коней в чистоте (Давань, Хуталь, шахские заводы в Иране), до нас эти лошади не дошли, растворившись в массе более простых пород, в основном степного происхождения. Лишь в Туркмении, на своей родине, эта порода сохранилась в своём первобытном блеске и дошла до наших дней.

Авторы обращения пишут также о том, что название породе дали русские. На чём основано такое утверждение – совершенно непонятно. Ведь «Ахал-Теке» - это самоназвание жившего в оазисе «Ахал» туркменского племени «Теке». «Ахалтекинец» - это просто русская форма этого туркменского слова, обозначавшего сначала человека, а затем перенесённое и на породу лошадей.

К сожалению, эти досадные сомнительные высказывания сводят на нет остальную часть обращения, и вполне могут обострить взаимоотношения внутри МААК.

И ещё. Писать «конезаводство» и «конезаводчик» вместо «коннозаводство и коннозаводчик» у действительно профессиональных конников считается дурным тоном.

А. С. Климук,
Главный зоотехник по коннозаводству
Ставропольского конного завода.